Центр Индийских Исследований                    

Институт Востоковедения РАН                                              

войти

поиск

теги

Азия наемники Наёмники Частные солдаты Багчи Индия и Россия Пакистан сотрудничество СЭЗ экспорт 26/11 India Kasab Mumbai Pakistan Independence Day India-Pakistan border parade Video Wagah развитие сайта Al-Qaeda nuclear weapon terrorist Al qaeda Gulf-Middle East Nukes USA Юрлов Баранов Сепаратизм Компромиссы Конфликты Южная Азия Индуизм религия Shaumian The Great Game Tibet Вайшешике Лысенко Универсум автобиография Дебендронатх Кооперация индия Экономика экономическая реформа Загородникова русские Цейлон проблемы экономическое развитие Маляров Транспорт Индии Россия Дерюгина Растянников Урожайность История Ледков Лунев Непал ХХ век Города региональное сотрудничество Россия-Индия сборник статьи

Архив записей

Календарь

«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Видео

Видео

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 18

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Федеральные службы специального назначения

Объединенный Разведывательный Комитет (Joint Intelligence Committee,  JIC)

ОРК – высший орган разведки Индии, занимающийся сбором и анализом информации, предоставляемой другими разведывательными органами, как специального (Разведывательное бюро, армейская, военно-морская и военно-воздушная разведки), так и общего назначения (Исследовательское и Аналитическое Крыло (Research and Analyses Wing)).

Так как ОРК является в значительной мере политическим органом, осуществляющим политический контроль над деятельностью спецслужб, он отчитывается и напрямую подчиняется кабинету министров, а также является частью Совета Национальной Безопасности.

Отдел Исследований и Анализа (Research and Analysis Wing, the RAW)

Крыло Исследований и Анализа (ОИА) является крупнейшей и наиболее могущественной специальной службой Индии. ОИА занимается преимущественно разведывательной деятельностью, как и его прототип, американское ЦРУ, однако также является мощным орудием внешней политики Индии, серьезным фактором, чьи действия влияют на формирование целей внешней и внутренней политики страны.  Службу неоднократно (и зачастую вполне обоснованно) обвиняли в саботаже, провокациях, политическом, военном и промышленном шпионаже против других стран, а также в организации кампаний по дезинформации и компрометации правительств соседей, например, Пакистана. 

В своих действиях ОИА всегда опирается на поддержку правительства Индии. ОИА является самой засекреченной специальной службой Индии, подотчетной только премьер-министру, данные о ней не разглашаются и не сообщаются даже парламенту, также неизвестными остаются структура, поставленные задачи и бюджет службы.

В настоящий момент политические структуры Индии вообще не в состоянии оценить эффективность деятельности ОИА, так как ее деятельность ориентирована прежде всего на действия за пределами государства, в то время как приоритетом деятельности специальных служб считается внутренняя безопасность, в частности, противодействие терроризму, сепаратизму  и организованной преступности. Хотя ОИА участвует в обеспечении внутренней безопасности, в частности, в борьбе с сепаратизмом и терроризмом, результаты были весьма незначительны. В ряде случаев, например, имея дело с сепаратистскими движениями в Манипуре и Трипуре на северо-востоке, Тамилнад на юге, и Пенджабе и Кашмире в северо-западной части страны, ОИА либо не добилась никаких результатов, либо результаты были крайне незначительны. Индийские источники утверждают, что такой скромный результат был обусловлен противодействием спецслужб других стран, например, американского ЦРУ и пакистанской разведки ISI, которые предоставили укрытие сепаратистам Керала, Карнатаки и прочих, а также оказывали и продолжают оказывать им поддержку через некие официальные политические и коммерческие структуры. ОИА также обвинило ЦРУ в промышленном и политическом шпионаже против правительства страны.

В 1968 году в составе ОИА был создан специальный отдел  разведки, специализирующийся исключительно на Пакистане. Высшее руководство разведки было абсолютно убеждено, что пакистанские армия и специальная служба оказывала поддержку сикхским террористам, а также организовала для них специальные тренировочные лагеря на своей территории. В основном, все эти обвинения сохраняют свою актуальность и по сегодняшний день. В тоже время Пакистан обвиняет индийские спецслужбы в финансовой поддержке сераикских сепаратистов, которых Исламабад считает террористами[1].

ОИА имеет широко развитую сеть агентов на террории Пакистана, поддерживает религиозных и этнических сепаратистов в Синде и Пенджабе, а также контактирует со всем спектром оппозиционных сил в Пакистане. По сообщениям[2], на территории Пакистана постоянно находятся  около 40 тысяч человек, каким-либо образом связанных с ОИА[3]. Около 15 тысяч из них находятся в Синде, около 10 тысяч – в Пенджабе, примерно столько же – на северо-западе, не менее пяти тысяч – в Балучистане[4]. Сообщалось также о примерно 40 лагерях подготовки террористов, расположенных в Раджастане, Восточном Пенджабе, штатах Джамму и Кашмир и Уттар Прадеш, и подконтрольных Специальному Бюро, одному из подразделений ОИА (Special Service Bureau (SSB)).

Во время войны в Афганистане (1979-1989гг.) ОИА неоднократно обвиняли в организации террористических актов на территории Пакистана. По всей видимости, основной целью этих нападений было заставить Пакистан отказаться от поддержки афганских моджахедов, свернуть программу подготовки боевиков и прекратить поставки вооружений и финансовых средств для них, но которые зачастую оседали в пакистанской армии. Американские и пакистанские СМИ того периода сообщали о многочисленных контактах между КГБ и ОИА. Премьер-министр Пакистана Наваз Шариф обвинял Индию в стремлении внести раскол между различными религиозными группировками Пакистана, в частности, между мусульманским и индуистским населением, а также в нагнетании напряженности между шиитами и суннитами, противостояние между которыми уносит тысячи жизней каждый день.

В то же время пакистанское правительство традиционно обвиняет во всех своих  бедах правительство Индии, зачастую совершенно безосновательно. Это вытекает из объективного интереса Пакистана сгладить противоречия внутри страны, обвинив в своих проблемах внешних врагов, и часто совпадает со стремлением индийских специальных служб показать свою   большую    значимость.

ОИА в течении долгого времени оставалась участницей конфликта в Бангладеш, поддерживая как индийское меньшинство, так и сепаратистов. Официально считается, что ОИА действовала в Восточном Пакистане с начала 1960х гг., предоставляя базы и вооружая отряды Мукти Бахини. Также периодически появляются сообщения о том, что ОИА поддерживает различные вооруженные группировки тамилов на Цейлоне[5], поставляя вооружения и построив сеть тренировочных лагерей.

Официально бюджет ОИА не называется и не публикуется, однако о масштабах деятельности спецслужбы говорит тот факт, что в период с 1995 по 2000 на противодействие организациям сикхских и кашмирских сепаратистов, действующим в США, Канаде, Великобритании и других западных странах она тратила от 25 до 50 миллионов долларов. После 11 сентября и начала антитеррористической кампании в Афганистане эти цифры выросли еще сильнее и составили до 100 миллионов долларов[6].

Разведывательное Бюро

Разведывательное бюро (РБ) – служба внутренней разведки Индии (контрразведка), занимающаяся также разведывательными и специальными операциями в приграничных странах (Непал, Бутан, Тибет, Пакистан, Афганистан, Шри-Ланка). РБ считается одной из старейших контрразведывательных служб мира. Начиная с 1951 года служба также занимается разработкой и проведением специальных операций в соседних странах[7]. Как и ОИА, РБ в своих действиях неподотчетна никому, кроме премьер-министра.

Разведывательному бюро предоставлены весьма широкие полномочия. В соответствии с «Телеграфным Актом», РБ имеет полный доступ к базам данных клиентов телекоммуникационных сетей; «в интересах общества и общественной безопасности», ей разрешено прослушивать телефонные разговоры и перехватывать личную почту, в том числе и электронную[8]. В соответствии с Почтовым Актом, РБ также имеет право перехватывать личную корреспонденцию. По различным оценкам, до пяти тысяч писем, как электронных, так и обычных, каждый день просматриваются РБ, хотя официально для каждого такого решения должно иметься разрешение суда. Такие случаи довольно часто становятся достоянием общественности, обсуждаются в парламенте и чаще всего признаются незаконными, однако, как говорится, «воз и ныне там[9]».

Бюро часто обвиняют в сильной политизированности, склонности обеспечивать безопасность скорее правительства, чем страны. Известны несколько случаев, когда сотрудников бюро обвиняли в криминальных преступлениях, в частности, в злоупотреблении служебным положением и т.п.[10]

Специальные службы Министерства Обороны

Армейский Директорат Военной Разведки (АДВР)

Армейский Директорат Военной Разведки – административный орган военной разведки, осуществляющий наблюдение и контроль за сухопутными войсками соседних стран. Создана в 1888 году распоряжением генерал-майора сэра Чарльза Мак-Грегора. В течении первой половины ХХ века своей целью имела отслеживание передвижений войск Российской Империи, СССР и Японии. В годы Второй Мировой Войны была основной британской спецслужбой в регионе, осуществляла подготовку и заброс диверсионных и разведывательных групп в тыл японской армии, на территорию Китая, СССР, других стран. С 1960х гг. основная задача сводится к координированию других служб и частей, подготовка и предупреждение агрессии. По замечанию Т. Васаби, с 1960х гг., АДВР занимается обеспечением полевой безопасности, а не военной разведкой[11].

В последние два десятилетия, АДВР занимается также контрразведкой в армии, ведет борьбу с коррупцией и хищениями, следит за состоянием войск и осуществляет другую работу. Хотя число операций, проводимых службой за рубежом, выросло, оно остается по-прежнему незначительным[12].

Корпус Безопасности Министерства Обороны (КБМО)

В составе подразделения числится примерно 31 тысяча человек, основная задача – борьба со шпионажем и саботажем. Подразделение ведет свою историю с 25 апреля 1947 года, когда в шт. Уттар-Прадеш был создан Центр Безопасности Министерства Обороны. 3 мая 1947 он был переведен в Дели и подвергся реформированию. Были определены функции и задачи и введены некоторые новые должности. Изначально КБМО являлся полицейским подразделением, подчиненным Министерству Обороны, однако уже в 1948 году его статус был изменен, и подразделение получило функции военной полиции. Окончательный свой вид подразделение приобрело в 1958 году, когда оно было окончательно переподчинено Министерству Обороны под названием Корпуса безопасности МО.

В 1959-1962 гг. подразделение также подвергалось реформированию. В 1959 году оно было переведено на место постоянной дислокации в Уттар-Прадеш (г.Чкрата), в 1961 – в Канпур. В 1962 году были созданы новые центры безопасности в составе подразделения: Главное Оперативное Управление  и Главное управление исследований и развития.

Сегодня в составе подразделения находятся только ветераны, прошедшие подготовку в лагерях Корпуса. Сотрудники корпуса составляют костяк служб безопасности армии, авиации и флота, а также внутренних войск. Совместно со Службой Промышленной Безопасности, отдельные подразделения КБМО осуществляют безопасность ядерных объектов, в т.ч. и военных, а также предприятий СВИР (Совета по военным исследованиям и развитию). Корпус также выполняет функции военной полиции, и имеет полицейскую структуру командования.

Разведывательное агентство министерства обороны

Административный орган, осуществляющий контроль над другими специальными службами армии, авиации и флота. Утверждает бюджет, представляет МО в Совете Национальной Безопасности Индии и Антитеррористическом комитете. Как правило, руководителем РАМО является заместитель министра обороны, он же представляет МО в ОРК.

Объединенное криптографическое бюро

ОКБ - межвидовое подразделение, основная задача которого сводится к радиоэлектронной борьбе и криптографическим исследованиям, а также объединяющая все профильные службы армии, авиации и флота. Обеспечивает спутниковую навигацию и отвечает за разработку перспективных систем криптографической безопасности, однако, по оценкам зарубежных исследователей, эффективность служб довольно невелика, что обусловлено рядом факторов. Это, во-первых, практически 100% зависимость от поставок техники из-за рубежа (преимущественно из России), значительный износ техники и отсутствие опыта работа с более сложными образцами. Самое совершенное криптографическое устройство позволяет производить кодировку с длиной кода в 56 битов, что соответствует примерно концу 70х - началу 80х гг. Более современные образцы в настоящий момент в производство еще не запущены по ряду причин.

В то же время, высоко оцениваются индийские разработки систем защиты данных для ПК. Начиная с 1990х гг. именно они поставляются в действующие части. Однако не смотря на это индийские средства защиты данных оцениваются в целом не очень высоко.

Горно-стрелковый корпус Министерства обороны

Корпус численностью примерно в 10 000 человек, состоящий по большей части из тибетцев, непальцев и других представителей горных народов, постоянно несущий службу в районе Каргила и на высокогорных участках границы с КНР.

Специальное бюро безопасности

Уникальное подразделение, не имеющее аналогов в мире. Задачами службы являются как одновременно наблюдение и разведка, так и проведение террористических операций за линий фронта в случае военных действий. Численность подразделения составляет от 600 до 700 человек.

Министерство Внутренних дел

В ведении Министерства внутренних дел, второго по значимости в вопросах военной безопасности, находятся  полиция, внутренние войска, военизированные объединения и службы безопасности. 

Не смотря на то, что само МВД и его действия  относятся к вопросам обеспечения национальной безопасности в плане гражданской безопасности и охраны прав и свобод граждан, ряд подразделений МВД, в частности военизированные подразделения, отряды специального назначения и службы обеспечения безопасности входят в структуру военной безопасности, имеют не только гражданские и правоохранительные функции, но и военные, а их структура напрямую заимствована у военных, что позволяет условно отнести их именно к военным административным органам.

Главная задача МВД сводится к поддержанию законного порядка, защите прав и свобод граждан, борьбе с криминалитетом и  трансграничной преступностью, оказанию помощи и поддержке вооруженных сил и служб специального назначения, проведению различных полицейских операций, обеспечению безопасности стратегических объектов и т.д.

Исходя из задач, поставленных перед МВД, основная нагрузка в деле их реализации приходится на полицию и связанные с ней структуры, обозначаемые в Индии как Объединенные полицейские силы (Union Police Forces). В структуру ОПС входят: Полицейская служба Индии, Центральное бюро расследований, Пограничная служба безопасности (таможня и связанные с ней органы охраны правопорядка), Специальные силы полицейского резерва (в некоторых переводах – силы центрального полицейского резерва) и Силы промышленной безопасности.

Объединенные полицейские силы находится под прямым руководством министра внутренних дел, подчиняясь заместителю министра в должности исполнительного директора Департамента полиции. Он же представляет полицию в правительстве страны наравне с министром внутренних дел. На местном уровне полицию представляют главы  полицейских департаментов штатов, а также специальные  представители Комитета Кабинета министров.

Каждое из структурных подразделений ОПС возглавляется чиновником в должности Директора или Генерал-директора, что примерно соответствует трехзвездному генералу армии. Исключение составляет Центральное Бюро Расследований, которое напрямую подчинено министру внутренних дел, который и отчитывается за его деятельность перед Премьер-министром и в ОРК. Значительную роль в управлении ЦБР играет Департамент управления кадров МВД, который решает допустить или не допустить офицеров к тем или иным делам, разрешает допуски к секретным материалам и т.д. В некотором плане этот департамент имеет даже больше власти над ЦБР, чем сам министр.

Основная задача поддержания конституционного порядка  и охраны прав и свобод граждан возложена на правительства штатов и региональные управления полиции. Региональное управление полиции возглавляется Генерал-директором полиции (DGP), что соответствует аналогичной должности в центральном аппарате министерства. В структуре полицейских управлений также присутствует должность генерал-инспектора, отвечающего за одно или несколько направлений в работе управления (например, ГИ по кадрам, по вопросам соблюдения прав и свобод граждан, противодействия организованной преступности, материально-техническому обеспечению, агентурной работе и т.д.). Как правило, они отчитываются перед ГДП, возглавляющем региональное управление, а также перед ГИ центрального аппарата Министерства внутренних дел.

Отдельные, особо важные области деятельности полиции, например, поддержание порядка в крупных городах, поручены специальным инспекторам (некоторые источники называют эту должность как специальный комиссар), которые имеют значительные полномочия, но при этом в структуре подчинения находятся ниже ГДП, перед которыми они и отчитываются. Пригороды и другие территории, неподконтрольные инспекторам, разделены на Полицейские округа, возглавляемые полицейскими суперинтердантами, отчитывающимися перед ГДП. Промежуточной инстанцией является Генерал-инспектор, заместитель ГДП, отвечающий за деятельность трех или четырех полицейских округов (в зависимости от их размеров и задач, поставленных перед силами полиции).

Система контроля над ядерным оружием

Индийские эксперты традиционно выделяют ядерное оружие как особый вид вооружений, а начиная с 2005 года – и как отдельный, стратегический, род войск. Несмотря на общий курс страны в области ядерного оружия на создание полноценной ядерной триады и вытекающее из этого деление ядерного арсенала, общее руководство остается в руках политического руководства страны и сосредоточено в руках Nuclear Command Authority (NCA), Комитета по ядерным вооружениям, в состав которого входят представители правительства, министерства обороны и министерства внутренних дел. Кроме того, каждое из перечисленных министерств имеет свои подразделения, связанные с ядерным оружием. Главой комитета является премьер-министр.

Правительство в Комитете по ядерным вооружениям представлено Департаментом ядерной энергетики, которое отчитывается за производство и поддержание ядерного арсенала, а также за исследования в области атомной энергетики. Эти функции возложены на Атомный Исследовательский Центр им. Бхабха (Bhabha Atomic Research Centre [BARC]) и Центр атомных исследований им. Индиры Ганди (Indira Gandhi Centre for Atomic Research).

Министерство обороны имеет пять отдельных ведомств, связанных с атомным оружием. Это, во-первых, Совет по вопросам военных исследований и развития (DRDO), который представляет в Комитете Лабораторию военных исследований и развития (DRDL), Командование стратегическими силами, Командование сухопутных войск,  представляющее 333ю Артиллерийскую группу, входящую в состав 11 Специального корпуса, а также Командования ВВС и ВМФ.

Министерство внутренних дел представлено Главным управлением промышленной безопасности, входящим в состав Департамента внутренней безопасности.

Кроме того, перед Комитетом также отчитываются представители 31 предприятия (из 80, входящих в СВВР), имеющие разрешение правительства на проведение работ в области ядерных или ракетных исследований.

По всей видимости, в 2010-2012 гг. Комитет ждет реформирование. Согласно озвученному министерством обороны проекту реформы, предполагается, что вопросы по атомным исследованиям будут обсуждаться в Департаменте Атомной Энергетики, а вопросы поддержания и применения ядерного оружия будут переданы Командованию Стратегических сил. Оба органа будут отчитываться перед Комитетом по ядерным исследованиям, а решение о применении ЯО будет приниматься премьер-министром в обход комитета. Предсказать судьбу этого проекта довольно сложно, т.к. почти все обозреватели отмечают, что выгоден он в основном только Министерству обороны и не пользуется поддержкой других министерств и ведомств, хотя практически все согласны с тем, что схема контроля за ядерной сферой в Индии нуждается в оптимизации с целью сокращения различных барьеров, что сегодня не лучшим образом сказывается на индийских ядерных силах.



[1] Надо признать, что обвиняет вполне обоснованно: в октябре-декабре 1993 года в Нью-Дели была проведена первая М

The Hindu

The Times of India

Express India

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz